Эра пятого поколения

Добавлено 5 июня 2018 в 04:34

Телекоммуникационный рынок готовится к новому противостоянию: начинается распределение частот для будущих сетей 5G.

Эра пятого поколения
Эра пятого поколения

Через несколько лет в России и в мире должны быть запущены сети следующего, пятого, поколения сотовой связи (5G). Скорость передачи данных, которая в сетях четвертого поколения (4G) в редких случаях доходит до сотен мегабит в секунду, будет исчисляться десятками гигабит. Пользователи смогут в режиме реального времени смотреть видео в высоком качестве и погружаться в мир виртуальной реальности.

Кроме того, 5G должно обеспечить минимальное время задержки сигнала и низкое энергопотребление устройств. Это позволит подключаться к сети миллиардам различных устройств – датчикам, сенсорам и т. д., что станет толчком для интернета вещей. Также в презентациях к 5G говорится о возможности использования технологии для связи между беспилотным транспортом, а это уже станет настоящей революцией.

Технология 5G – одно из якорных направлений программы «Цифровая экономика»: к 2022 г. сети 5G должны появиться в пяти городах-миллионниках, а к 2024 г. будут развернуты во всех городах числом жителей более 1 млн человек. n Россия готовится к распределению

Россия готовится к распределению частот для 5G

Программа предусматривает, что под 5G будут использоваться диапазоны 694–790 МГц, 3,4–3,8 ГГц, 4,4–4,99 ГГц, 5,9 ГГц, 24,25–29,5 ГГц, 30–55 ГГц, 66–76 ГГц и 81–86 ГГц.

Здесь возникает наиболее интересная интрига. Частоты в ряде из обозначенных диапазонов, в особенности наиболее лакомом – 3,4–3,8 ГГц (3,6 ГГц), заняты. Выдавались они под иные, уже не актуальные технологии, например беспроводной передачи данных WiMax и др. Относительно того, можно ли будет получить разрешение на использование такого рода частот под 5G, развернулась серьезная борьба. Частоты в диапазоне 3,6 ГГц на всей территории России принадлежат группе WiMax-операторов Freshtel. Владельцем группы был украинский фонд Icon Capital Partners, который ранее возглавлял Кирилл Дмитриев.

В 2015 г. Freshtel была приобретена «Ростелекомом». Эксперты видели в сделке политические мотивы: сейчас Дмитриев гендиректор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) – партнера «Ростелекома» по ряду проектов.

С точки зрения своего основного бизнеса – WiMax – Freshtel на момент покупки уже была неинтересна. Но ситуация изменилась, когда стало понятно, что диапазон 3,6 ГГц пригодится для 5G. «Ростелеком» понял, что может получить фору.

Оператор для операторов

В план мероприятий программы «Цифровая экономика» по разделу «Информационная инфраструктура» был добавлен пункт о создании инфраструктурного оператора, который бы построил единую сеть 5G. Автором этого раздела программы был центр компетенций, созданный на базе «Ростелекома». И как раз «Ростелеком» хочет стать инфраструктурным оператором, для чего ему нужно будет получить разрешение на использование частот Freshtel под 5G.

«Говоря о перспективах внедрения 5G в России, не нужно забывать про эффект влияния пакета Яровой, который претендует на значительную часть инвестиционных бюджетов операторов, – отмечает вице-президент «Ростелекома» по работе с корпоративным и государственным сегментом Валерий Ермаков. – Необходимо много инвестировать в исполнение пакета Яровой и при этом в предстоящие три года (2018–2020) начинать строить сети нового поколения».

В связи с этим «Ростелеком» считает логичным объединение усилий всех операторов и создание единого инфраструктурного оператора, «равноудаленного от всех». «Это не означает, что всё должно быть сделано на базе «Ростелекома»: есть много разных вариантов: это может быть альянс, СП или какая-то другая форма, которую рынок определит сам в результате переговорного процесса, – продолжает Ермаков. – Но преимущества «Ростелекома» в том, что у нас есть крупнейшая наземная оптическая инфраструктура. Мы заходим во все объекты коммерческой недвижимости, во все дома и потому можем быстро реализовать задачу национального масштаба».

В конце прошлого года Государственная комиссия по радиочастотам (ГКРЧ) разрешила компаниям из группы Freshtel тестировать имеющиеся у нее частоты для 5G в небольшом наборе населенных пунктов, включая Москву, Санкт-Петербург и инновационные центры Сколково и татарстанский Иннополис.

Торопится завоевать позиции в 5G и «Мегафон». В прошлом году ГКРЧ разрешила оператору тестировать сети 5G в диапазонах 3,4–3,8 ГГц (для фиксированного сегмента) и 24,25–29,5 ГГц (для мобильного сегмента) в 11 городах, которые будут принимать чемпионат мира по футболу в 2018 г. (ЧМ-2018). «Мегафон» получил данное разрешение как субподрядчик госкорпорации «Ростех», которая обеспечивает ИКТ-инфраструктуру для предстоящего первенства.

«Мегафон», МТС и «Вымпелком» ищут частоты для 5G

«Мегафон» пошел дальше и получит в столице в постоянное пользование частоты, пригодные для 5G. Для этого была приобретена компания «Неоспринт», владеющая в Москве частотами в диапазоне 3,4–3,6 ГГц, за 720 млн руб. Частоты, которыми обладает «Неопспринт», являются частью диапазона, который ранее был выделен «Мегафону» для тестирования в ходе ЧМ-2018.

«Вымпелком» (торговая марка «Билайн») и «Мобильные телесистемы» (МТС) также хотели заняться 5G. Операторы подавали в ГКРЧ заявки для получения частот с целью тестирования 5G, но в конце прошлого года получили отказ. Против выделения указанных частот выступила госкорпорация «Роскосмос», которая использует запрошенные диапазоны. Позицию «Роскосмоса» поддержала и Федеральная служба охраны (ФСО).

Впрочем, пока речь идет о выделении частот только для тестов и говорить о поражении тех или иных операторов в борьбе за 5G еще рано. Тем не менее «Вымпелком» уже обеспокоился. Компания выпустила специальный отчет относительно перспектив развития 5G, в котором раскритиковала идею создания инфраструктурного оператора: такому оператору будет сложно интегрироваться с существующими сетями.

«Вымпелком» выступает и за равный доступ всех игроков к будущему частотному спектру для 5G. Относительно же компаний, которые уже имеют частоты в диапазонах, пригодных для 5G, «Вымпелком» считает неправильным предоставлять возможность переводить данные частоты под 5G.

«Данные частоты выдавались в рамках частных решений ГКРЧ, зачастую такие решения выдавались даже не целиком на конкретные населенные пункты, а на отдельные районы, – объясняет исполнительный вице-президент по корпоративной стратегии и развитию бизнеса «Вымпелкома» Александр Поповский. – С нашей точки зрения, правильно будет выдавать частоты под 5G на аукционах с выплатой компенсации действующим пользователям данных частот».

В МТС также высказываются за распределение 5G-частот на аукционах, говорит представитель компании Алексей Меркутов. При этом не должно создаваться условий для монополизации рынка и появления преференций у отдельных компаний. Решения же о совместном использовании частот операторы должны принимать индивидуально, исходя из необходимости в каждом конкретном случае, добавляет он.

Механизм распределения частот, как и сам коммерческий рынок связи, стал образовываться в России в начале 90-х. Первое время наиболее значимые частоты распределялись на конкурсной основе. Так, крупный конкурс на частоты в диапазоне 900 МГц для стандарта GSM (первое поколение сотовой связи) прошел в 1993 г. Среди победителей оказались МТС и «Северо-Западный GSM» (предшественник «Мегафона»).

При Игоре Щеголеве, ставшем министром связи в 2008 г., частоты продолжили распределяться на конкурсной основе. В частности, в 2011 г. были разыграны GSM-частоты, благодаря чему «Вымпелком» наконец-то смог выйти на Дальний Восток.

Развитием сотовой связи занялся «Ростелеком». Он приобрел «Скай линк», получив таким образом солидный пул GSM- и 3G-частот. В 2010 г. «Ростелеком» также выиграл конкурсы по распределению частот в диапазоне 2,3–2,4 ГГц для технологии WiMax. Оператор стал победителем в 39 из 40 разыгрывавшихся регионов.

Сложный путь в LTE

Правда, WiMax оказалась технологией недолговечной. Основным WiMax-оператором на тот момент был «Скартел» (торговая марка Yota), владевший частотами в диапазоне 2,5–2,7 ГГц на всей территории страны. Уже к лету 2010 г. «Скартел» понял, что более перспективной будет технология LTE, относящаяся к четвертому поколения сотовой связи (4G) – т. е. являющаяся продолжением GSM и 3G.

«Ростелеком» также изъявил желание использовать выигранные им частоты для LTE. Но власти в лице Минкомсвязи и Роскомнадзора выступили против. Хотя диапазоны 2,3 и 2,5 ГГц, в которых «Ростелеком» и «Скартел» имели частоты, позволяли использовать их и для технологии LTE, с формальной точки зрения оператор не мог осуществить такого рода переход.

Для этого в нормативной базе должен был быть установлен принцип технологической нейтральности, позволяющий оператору, имеющему определенные частоты, самому выбирать технологию. Прежнее руководство Минкомсвязи такой подход не поддерживало. Впоследствии было принято решение, что «Скартел» получит возможность перейти на технологию LTE, но станет «оператором для операторов»: ресурсы его сети будут в равной мере использовать «Вымпелком», МТС, «Мегафон» и «Ростелеком».

«Скартел» начал запускать LTE-сети. Но идея «оператора для операторов» так и не заработала – сотрудничество со «Скартелом» начал только «Мегафон». А в 2012 г. основной владелец «Мегафона» – холдинг USM Алишера Усманова – создал вместе с владельцами «Скартела», госкорпорацией «Ростех» и фондом Telconet Сергея Адоньева и Альберта Авдоляна, компанию Garsdale.

Garsdale получила контроль над «Мегафоном» и «Скартелом». ФАС, одобряя сделку, поставила условие обеспечить доступ иным федеральным и региональным операторам к инфраструктуре «Скартела». Но, кроме «Мегафона», желающих не нашлось. «Скартел» и «Мегафон» стали вместе строить LTE-сети, а в 2013 г. «Мегафон» приобрел «Скартел». Бренд Yota был сохранен: под ним на сети «Мегафона» работает виртуальный оператор.

Перевод частот «Скартела» из-под WiMax в LTE позволил распределить LTE-частоты между остальными операторами. Летом 2012 г. был проведен конкурс, в котором победила все та же большая четверка – «Вымпелком», МТС, «Мегафон» и «Ростелеком».

Летом 2012 г. Минкомсвязи возглавил Николай Никифоров. Он сразу подготовил программу по повышению прозрачности отрасли и помощи операторам в развитии новых технологий.

При Никифорове ГКРЧ отказалась от практики выдачи решений о выделении частот конкретным операторам. Теперь ГКРЧ, за некоторыми исключениями, выдает общие решения о выделении определенных полос частот неопределенному кругу лиц. Далее Роскомнадзор либо выдает частоты конкретному оператору, либо – в случае ограниченности спектра – выставляет их на торги, причем торги не в форме конкурса, а в форме аукциона.

Параллельно Никифоров начал поэтапно вводить принцип технейтральности. Частоты в диапазоне 1800 МГц, выдававшиеся изначально под технологию GSM, можно использовать и для технологии LTE.

Частоты в диапазоне 900 МГц, также изначально предназначавшиеся для технологии GSM, стало возможно использовать как для 3G, так и для LTE. Кроме того, запускать сети LTE стало возможным и на частотах в диапазонах 450 МГц и 2,1 ГГц. Таким образом, все диапазоны, выдававшиеся под сотовые технологии, стали пригодными для работы LTE-сетей.

В первую очередь это стало выгодно оставшимся региональным сотовым операторам: они обладают GSM-частотами, но не были допущены к федеральным тендерам по распределению 3G и LTE-частот. Но после введения принципа технейтральности операторы «Мотив» (Екатеринбург) и «Таттелеком» (республика Татарстан) смогли запустить LTE-сети.

Технейтральность заинтересовала и федеральных операторов. Строить LTE-сети в диапазоне 1800 МГц дешевле, чем в «оригинальном» для LTE диапазоне 2,5 ГГц. В частности, Tele2 объявила, что большинство LTE-сетей будет строиться оператором именно в этом диапазоне.

Кроме того, операторы последние годы активно демонстрируют возможности следующей технологии – LTE-Advanced. Базовой стандарт LTE позволяет получить скорость до 100 Мбит/с. LTE Advanced за счет агрегации различных участков частот позволяет получить большие скорости.

«Вымпелком», МТС и «Мегафон», объединяя частоты из диапазонов 800, 1800 МГц и 2,5–2,7 ГГц, получали скорости передачи данных в районе сотен мегабит в секунду. В этом плане проще всех опять-таки «Мегафону» за счет большого спектра частот в диапазоне 2,5 ГГц: уже в 2014 г. он продемонстрировал скорость до 300 Мбит/с, а в прошлом году – до 1 Гбит/с. МТС недавно также смогла показать работу сети со скоростью до 1 Гбит/с, но для этого оператору пришлось использовать частоты в нелицензируемом диапазоне 5 ГГц (обычно используется для WiFi).

Введение принципа технейтральности увеличило ценность оставшегося нераспределенным частотного спектра. В конце 2015 г. в России прошел первый частотный аукцион. На торги выставлялись частоты в диапазоне 1800 МГц на территории 10 регионов.

Поскольку данные частоты можно было использовать как для технологии GSM, так и для технологии LTE, у операторов был ажиотажный спрос. Торги шли круглосуточно в течение нескольких дней. В результате МТС, «Мегафон», «Вымпелком» и Tele2 приобрели частот на сумму 6,3 млрд руб. – в 6 раз выше стартовой стоимости лотов.

В 2016 г. прошел второй частотный аукцион – на торги были выставлены частоты в середине диапазона 2,5–2,7 ГГц на территории 81 региона (всех регионов, кроме Москвы и Крыма). Федеральный лот, охватывающий частоты во всех этих регионах, взяла МТС за 4 млрд руб.

Отдельно по каждому из 81 региона были разыграны региональные лоты. Победителями стали «Вымпелком», «Мегафон» и «Мотив». Суммарно в ходе данного аукциона было продано частот на сумму 8,25 млрд руб. при стартовой цене 5,88 млрд руб.

В то же время принцип технейтральности был введен в России не в полной мере. Оператору позволено самостоятельно менять используемую технологию, но не сам тип услуг. То есть сотовый оператор стандарта GSM может на своих частотах запустить сеть LTE.

Задачи для нового министра

Константину Носкову, недавно ставшему министром связи, предстоит поломать голову над предстоящим распределением 5G-частот в России. С одной стороны, государство уже провело два успешных частотных аукциона и логично продолжать использовать эту модель.

С другой стороны, телекоммуникационный рынок находится в условиях стагнации. Расходы на строительство 5G-сетей будут значительными, кроме того, на операторов давит необходимость осуществлять значительные затраты из-за выполнения требований закона Яровой. Поэтому нельзя исключать возвращения к распределению частот в порядке конкурса.

Также не понятно, что делать с существующими пользователями частот, пригодных для 5G. Дать ли их владельцам возможность переводить частоты под 5G? Или забрать данные частоты с выплатой компенсации их владельцам за счет будущих победителей 5G-торгов?

Самый главный вопрос: стоит ли позволять «дочке» «Ростелекома» – Freshtel – перевести имеющийся у нее частотный спектр в диапазоне 3,5–3,7 ГГц под 5G в рамках реализации идеи инфраструктурного оператора? Не получится ли в этом случае повторения истории со «Скартелом»: компании, как будущему инфраструктурному оператору, разрешили перевести WiMax-частоты под LTE, однако на деле все частоты оказались у «Мегафона»?


На сайте работает сервис комментирования DISQUS, который позволяет вам оставлять комментарии на множестве сайтов, имея лишь один аккаунт на Disqus.com.


Сообщить об ошибке