Недостаток веса: Почему провалились многие проекты Минкомсвязи по регулированию частот

Добавлено 25 мая 2018 в 21:20

За время руководства Минкомсвязи Николаем Никифоровым произошло много важных событий в области распределения радиочастотного спектра. Главное достижение команды Николая Никифорова, технологическая нейтральность, стала возможна только при активной поддержке банка ВТБ, купившего оператора Tele2. Не нашедшие поддержки «старших товарищей» попытки создать конкурентов «большой тройки» сотовых операторов были «похоронены» в коридорах чиновников и судов из-за недостатка аппаратного веса министра.

Бодрый заход

Летом 2012 г. Минкомсвязи возглавил Николай Никифоров, а его заместителем по направлению телекоммуникаций стал Денис Свердлов. Новая команда довольно энергично взялась за изменение «правил игры» в российской отрасли связи, тем более что план действий уже был готов.

Незадолго до смены состава Правительства «Открытое правительство» подготовило собственную программу реформирования телекоммуникационной отрасли. Предполагалось осуществить введение технологической и сетевой нейтральности, обеспечить реализацию принципа переноса сотового номера (MNP), изменить принцип взимания платы за радиочастоты в интересах сотовых операторов, разрешить сотовым операторам осуществлять совместное использование частот, распределять частоты на аукционах и обеспечить недискриминационный доступ к инфраструктуре.

На свой первой пресс-конференции в новой должности Денис Свердлов объявил об амбициозной цели: переписать принятый в 2013 г. Закон «О связи». Концепция нового закона была представлена осенью 2012 г. Предполагалось разделить рынок на три составляющих: оптовый, розничный и межоператорский.

Сотовым операторам хотели разрешить совместное использование инфраструктуры и частот. Фиксированных операторов предлагалось исключить из объектов антимонопольного регулирования. Вместо 20 существующих лицензий на услуги связи должна была остаться только одна.

Несмотря на успех в реализации в России технейтральности, многие инициативы Минкомсвязи, не нашедшие поддержки «старших товарищей», были «похоронены» из-за недостатка аппаратного веса ведомства
Несмотря на успех в реализации в России технейтральности, многие инициативы Минкомсвязи, не нашедшие поддержки «старших товарищей», были «похоронены» из-за недостатка аппаратного веса ведомства

Кроме того, должны были быть законодательно определены понятия спама и мошеннического контента. Правда, впоследствии об этой идеи забыли, а министерство решило изменять существующий закон и отдельные подзаконные акты.

Неудачная попытка заставить сотовых операторов работать вместе

Между тем, главное событие в телекоммуникационной отрасли состоялось как раз параллельно смене Правительства. Роскомнадзор провел конкурс по распределению четырех федеральных LTE-лицензий, обладателями которых стали «Вымпелком» (торговая марка «Билайн»), «Мобильные телесистемы» (МТС), «Мегафон» и «Ростелеком», впоследствии передавший свои сотовые активы Tele2.

Данным операторам досталось по 20 МГц (две парные полоса по 10 МГц каждая) частот в диапазоне 2,5-2,7 ГГц. Также каждому из этих операторов достались частоты в диапазоне 800 Мгц. В верхней части данного диапазона операторы получили по 15 МГц частот (по две полосы частот шириной по 7,5 МГц) и аналогичные полосы в нижней части диапазона.

Роскомнадзор проводил конкурс по условиям, написанным «Сюзом LTE». Эта организация была создана «Ростелекомом», «Вымпелкомом», МТС и «Мегафоном». Региональных операторов, в частности, Tele2 (тогда еще оператор принадлежал одноименной шведской компании), к участию в данном союзе не допустили.

Не удивительно, что победителями конкурса стали как раз операторы - учредители «Союза LTE». Еще интереснее выглядела история с частотами в диапазоне 800 МГц. Как уже отмечалось, операторы получили в этом диапазоне по четыре полосы частот шириной по 7,5 МГц каждая. Но сетевое оборудование не поддерживает такие «неровные» по ширине полосы.

Ассоциация региональных сотовых операторов заявляла, что число «7,5 МГц» получилось путем деления доступного спектра - по 30 МГц в каждом из участков диапазона 800 МГц - на четыре, то есть на число участников «Союза LTE». В итоге получалось, что в каждой из полос частот по 2,5 МГц не будут использованы, значит, всего в диапазоне 800 МГц пропадет 40 МГц.

Ситуацией обеспокоилось и новое руководство Минкомсвязи: министерство хотело обязать операторов совместно использовать частоты, чтобы в совокупности были задействованы полосы шириной по 10 МГц. Свердлов хотел провести это предложение через Государственную комиссию по радиочастотам (ГКРЧ). Но идея встретила сопротивление сотовиков, и ее реализацию было решено отложить.

Впрочем, с диапазоном 800 МГц у сотовых операторов начались другие проблемы. На нижнюю часть этого диапазона – 690 – 790 МГц - претендуют телевещатели: они хотят использовать его для цифрового эфирного телевидения высокой четкости (HDTV). Глава «Первого канала» Константин Эрнстдаже донес эту идею до Президента России Владимира Путина, который запретил выделять частоты в указанном диапазоне без согласия телевещателей.

В итоге Главный радиочастотный центр (ГКРЧЦ) отказался выдавать частотные присвоения в диапазоне 690-790 МГц сотовым операторам, которые выиграли полосы в ходе соответствующего конкурса.

Сотовые операторы даже пытались судиться с ГРЧЦ, но бесполезно. Между тем, диапазон 690 – 790 МГц МГц может быть полезен, в том числе, и для устройств интернет вещей, так как он обеспечивает низкой энергопотребление. Однако пока этот вопрос остается нерешенным.

Вместе с четырьмя упомянутыми сотовыми операторами частоты для LTE получила и компания «Скартел» (торговая марка Yota). Ранее она владела частотами в диапазоне 2,5-2,7 ГГц для технологии WiMAX. В 2011 г., вместе с выставлением частот в данном диапазоне на конкурс ГКРЧ также приняла решение разрешить «Скартелу» использовать в этом диапазоне 60 МГц частот (две полосы по 30 МГц) для технологии LTE.

Денис Свердлов до перехода в Минкомсвязи как раз возглавлял «Скартел», а с Николаем Никифоровым он познакомился в 2010 г., когда тот был министром связи Татарстана. Тогда они вместе пытались открыть в Казани на принадлежащих «Скартелу» частотах первую в России сеть LTE. Запуск оказался неудачным - Роскомнадзор посчитал незаконным использование частот, выделенных под одну технологию, для другой.

LTE-сеть Yota в Казани была запущена только в 2012 г. Свердлов принял участие в ее запуске, но уже в ранге чиновника. Сама компания «Скартел» стала лакомым кусочком для федеральных операторов благодаря имеющемуся у нее частотному ресурсу. В конце 2011 г. о поглощении компании с ее владельцем - фондом Telconet и госкорпорацией «Ростех» - договорился основной акционер «Мегафона» Алишер Усманов.

Выдавая условия на слияние «Мегафона» и «Скартела», Федеральная антимонопольная служба (ФАС) обязала «Скартел» предоставить возможность федеральным и региональным сотовым операторам ее использовать. «Скартел» опубликовал соответствующую оферту, но желающих не нашлось (кроме МТС в Татарстане).

В 2013 г. «Мегафон» окончательно поглотил «Скартел», но бренд Yota продолжил свое существование в качестве виртуального оператора. Вскоре после завершения данной сделки Свердлов покинул Минкомсвязи, его место по вопросам телекоммуникаций занял Дмитрий Алхазов.

Переиграть уже разыгранные LTE-частоты

Руководство Минкомсвязи задумывалось об изменении итогов конкурса по LTE-частотам. Никифоров обращался к Владимиру Путину с просьбой передать ранее выделенные частоты в диапазоне 800 МГц государству, которое бы создало на них инфраструктурного оператора, обеспечивающего связь в глубинке. После протестов сотовых операторов эту идею забыли.

Оспаривать итоги LTE-конкурса хотели и некоторые малозаметные участники рынка. Так, компания «Сумма Телеком», входящая в группу «Сумма Капитал» Зиявутдина Магомедова, неожиданно выиграла суд об отмене итогов конкурса. Компания в 2007 г. владела частотами в данном диапазоне для технологии WiMAX, но затем потеряла право их использовать.

Решение суда, вынесенное в пользу «Сумма Телеком», серьезно озадачило рынок. Но впоследствии оно было отменено. В 2013 г. произошла схожая ситуация. Волгоградский телеоператор ЭРОС, работающий в стандарте MMDS, через суд добился отмены решения ГКРЧ о распределении LTE-частот

Это решение обязывало MMDS-опреаторов, также работающих в диапазоне 2,5-2,7 ГГЦ, к 2018 г. прекратить свою работу. Оператор был с этим не согласен. Впрочем, и это судебное решение впоследствии было отменено.

Как Медведев не сумел помочь появиться новому сотовому оператору

Между тем, в России могли появиться и другие LTE-операторы. В 2010 г. президент Дмитрий Медведев одобрил предложение министра обороны Анатолия Сердюкова о создании отдельного оператора для обслуживания нужд армии. Им стала компания «Основа Телеком», на 75% принадлежащая предпринимателю Виталию Юсуфову, на 25% - государственному «Воентелекому».

ГКРЧ выделила «Основа Телеком» весь диапазон 2,3-2,4 ГГц для строительства сети LTE. Участники рынка были возмущены таким непрозрачным выделением частот неизвестной компании. К тому же сразу становилось понятно, что «Основа Телеком» будет оказывать услуги не только силовикам, но и обычным потребителям.

«Основа Телеком» приступила к строительству сетей, но тут произошла смена власти. Сначала Дмитрий Медведев переехал из Кремля в Белый дом, затем Анатолий Сердюков лишился кресла министра обороны, а в отношении ряда его подчиненных были возбуждены уголовные дела. На скамье подсудимых оказался и бывший гендиректор «Основа Телеком» и «Воентелеком» Николай Тамодин.

Новый министр обороны Сергей Шойгув 2013 г. заявил, что военные не нуждаются в услугах «Основа Телеком», и предложил отозвать у компании частоты. Соответствующую резолюцию поддержал президент Владимир Путин. Однако Минкомсвязи возразило, что оснований для отмены решения ГКРЧ о выделении частот «Основа Телеком» нет.

Поручение Минкомсвязи обеспечить условия для предпринимательской деятельности «Основа Телеком» дал и премьер-министр Дмитрий Медведев. Тогда военные стали саботировать согласование радиочастотных заявок «Основа Телеком», а без их одобрения ГРЧЦ не мог выдать компании необходимых разрешений.

В итоге в 2014-2015 гг. «Основа Телеком» могла оказывать только тестовые услуги в зданиях университетов в различных российских городах. Но на компанию началось еще одна атака: с 2013 г. структуры, связанные с предпринимателем Евгением Ройтманом, стали требовать изъятия частот у «Основа Телеком».

Эти компании еще в 2008 г. подавали в ГКРЧ заявки на выделения им частот в диапазоне 2,3-2,4 ГГц для технологии WiMAX. Правда, срок исковой давности по таким делам составляет всего три месяца и был истцами значительно пропущен, посчитал суд первой инстанции. Но кассационная инстанция вернула дело на новое рассмотрение, после чего было принято весьма оригинальное решение: частоты у «Основа Телеком» изъять, но и истцам их не выдавать.

В результате «Основа Телеком» прекратила свою работу. Это был весьма поучительный урок: компания получила частоты на непрозрачных основаниях, и по непрозрачным основаниям их лишилась.

«Проклятый» диапазон

Диапазон 2,3-2,4 Ггц в России стал «заколдованным». В начале 2010 г. Роскомнадзор провел конкурсы по выделению полос частот в этом диапазоне на территории 40 российских регионов для технологии WiMAX. В 39 регионах победил подконтрольный государству «Ростелеком», в Чечне фаворитом стал местный оператор «Вайнах Телеком».

Позднее ГКРЧ, выделяя весь диапазон 2,3-2,4 ГГц компании «Основа телеком», оговорилась, что это не относится к частотам, ранее разыгранным на региональных конкурсах для WiMAX. Но военные, которые тогда всячески помогали «Основа Телеком», отказывались согласовывать заявки «Ростелекома» на получение радиочастотных присвоений в данном диапазоне.

Имелась и еще одна «загвоздка»: условия соответствующих конкурсов предполагали, что их победитель будет строить сети на отечественном оборудовании. Для технологии WiMAX такое оборудование было. Но затем ГКРЧ разрешила использовать данные частоты для технологии LTE. Чиновники Минкомсвязи и Минпромторга долго согласовывали понятие того, что считать российским оборудованием.

В итоге ни «Ростелеком», ни его преемник в сотовой связи Tele2 ни одной сети в диапазоне 2,3-2,4 ГГц так и не построили. Свою сеть смог построить только «Вайнах Телеком». Регуляторы не заметили нерешенность вопроса об отечественном оборудовании в Чечне.

В столице в диапазоне 2,3 - 2,4 ГГц частоты есть и у компании «Энлайн». Она получила их для технологии фиксированной беспроводной связи стандарта WiMAX. По понятным причинам компания решила переоформить эти частоты для технологий мобильной связи стандарта LTE, но наткнулась на сопротивление властей.

В 2014-2016 гг. ГКРЧ несколько раз отказывала компании в этом. На сторону «Энлайн» встала ФАС: замглавы службы Анатолий Голомолзин справедливо указывал, что ранее в похожей ситуации ГКРЧ разрешила компании «Скартел» переоформить WiMAX-частоты на LTE. В защиту «Энлайн» выступил и глава Роскомнадзора Александр Жаров.

Но замглавы Минкомсвязи Дмитрий Алхазов был категорически против, указывая, что речь идет не только о разных технологиях, но и о разных типах услуг. ФАС выдало ГКРЧ предписание, направленное в защиту «Энлайн», но оно было оспорено в суде, и желанного разрешения компания так и не получила.

Судебный пристав сходил в гости к Николаю Никифорову

Свою сеть стандарта LTE хотел построить и упомянутый бизнесмен Евгений Ройтман. Он был известен тем, что связанные с ним структуры получили частоты с целью дальнейшей перепродажи. В том числе в 2008 г. незадолго до ухода министра связи Леонида Реймана группа компаний «Антарес» получила частоты в диапазоне 1,9 ГГЦ (1900-1920 Мгц) для транкинговой связи).

Следующая администрация связи во главе с министром Игорем Щеголевым пыталась данные частоты отозвать. Ройтман подал в суд на ГКРЧ и добился прецедента: впервые суд аннулировал решение регулятора в части отзыва частот у «Антареса». Затем Ройтману удалось найти общий язык с Минкомсвязи, и ГКРЧ разрешила использовать «Анатресу» имеющиеся у него частоты для технологии LTE.

Полоса частот, которой обладал «Антарес», позволяла компании использовать одну из имеющихся разновидностей технологии LTE - TDD (временное разделение каналов). Более перспективной считается другая разновидность - FDD (разделение каналов по частотам). Но для нее нужна вторая полоса частот.

Такая полоса - 1980-2000 МГц - как раз был свободна, и Ройтман развернул за нее борьбу. ГРКЧ отказывалась рассматривать заявку «Антареса», после чего предприниматель снова пошел в суд, который обязал комиссию все-таки рассмотреть данную заявку. Комиссия отказалась удовлетворять заявку «Антарес», после чего началась новая череда судебных разбирательств.

Летом в 2014 г. Ройтману удалось добиться нового прецедент: суд не просто отменил решение ГКРЧ, а обязал комиссию принять решение и выдать «Антаресу» запрошенные частоты. Председатель комиссии Николай Никифоров не знал, как поступить в данной ситуации: ГКРЧ - коллегиальный орган и он не может единолично принимать решения.

Тогда судебный пристав лично вручил повестку Никифорову о необходимости исполнения решения суда и выдачи частот «Антаресу». Но Минкомсвязи успело обратиться в Верховный суд, который отменил вынесенное в пользу «Антареса» решение.

Путин тоже не помог новому сотовому оператору

Летом 2015 г. Ройтман, устав от борьбы за вторую полосу частот, решил запускать сеть стандарта LTE-TDD на одной полосе. Для этого даже нашелся инвестор - владелец компании «Альянс» Муса Бажаев. Но тут произошла новая проблема.

Осенью 2015 г. 3G-сеть в Москве запустила компания Tele2: к тому моменту ее совладельцем стал «Ростелеком», поделившийся с ней имевшимися у нее частотами. Частоты «Антареса» и Tele2 в Москве соприкасались. Но между двумя сетями должен быть защитный интервал.

ГРЧЦ решил создать этот защитный интервал за счет частот «Антареса», отказав компании в радиочастотных присвоениях в имеющейся у нее полосе частот. «Антарес» пытался судиться с ГРЧЦ. Кроме того, Муса Бажаев сумел попасть на прием к Владимиру Путину и обрисовать перспективы строительства «Антареса» сети LTE на полностью отечественном оборудовании с ориентацией на слои населения с невысоким доходом.

Путин дал поручение Минкомсвязи решить проблему с частотными присвоениями для «Антареса». Но даже заступничество на таком высоком уровне не помогло: «Антарес» пришлось сворачивать уже начавшуюся стройку.

Как хоронили амбициозный российско-китайский проект

Отказались власти и от строительства в России сетей нового китайского стандарта Ng-1. Этот стандарт обеспечивает транкинговую связь с возможность видеоконференций и передачи данных со скоростью до 15 Мбит/с. Строительстве сетей NG-1 в России хотела заняться компания «НИИРИТ-Синвей Телеком Технолоджи» (НССТ), созданная при участии разработчика стандарта – китайской корпорации Xinwei.Проект NG-1 пользовался поддержкой прежнего руководства Минкомсвязи во главе с Игорем Щеголевым.

НСТТ купила у предпринимателя Евгения Ройтмана компании, владевшие частотами в начале диапазона 1800 МГц на всей территории России. В проект компания хотела вложить $4 млрд. Однако сначала Роскомнадзор отказал компании в получении радиочастототных присвоений, затем в 2016 г. ГКРЧ отозвала разрешение на использование частот в связи с отсутствием их использования. НСТТ пыталась судиться, но безуспешно.

Свобода операторам в выборе технологий

В регулировании российской телекоммуникационной отрасли периодически встает вопрос о том, можно ли компании, имеющей выделенный под определенную технологию радиочастотный спектр, использовать данные частоты для другой, более современной технологии.

Такая возможность называется технологической нейтральностью. В официальных документах этот принцип не был зафиксирован, а решения о возможности перехода оператора с одной технологии на другую ГКРЧ в каждом конкретном случае принималось индивидуально.

Долгое время за введение принципа технейтральности боролся Tele2. Будучи региональным оператором, он проигрывал конкурсы по выделению федеральных частот для 3G и LTE и был вынужден ограничивать свою работу теряющим актуальность стандартом GSM. В начале 2013 г. Tele2 у его шведских владельцев было приобретено консорциумом, созданным госбанком ВТБ.

Глава ВТБ Андрей Костин обратился к Владимиру Путину с просьбой помочь ввести принцип технейтральности, который помог бы Tele2 запустить сети на базе новых технологий. Путин идею поддержал и дал соответствующее поручение Минкомсвязи.

Никифоров и сам был сторонником данного принципа. В конце 2013 г. после длительных дебатов ГКРЧ впервые ввела принцип технологической нейтральности для всех участников рынка. GSM-операторам, имеющим частоты в диапазоне 1800 МГц, было разрешено использовать данные частоты и для технологии LTE. А диапазон 900 МГц, также изначально выделявшийся для сетей GSM, разрешили использовать для 3G.

Это решение удивительным образом оказалось полезным всем: и «большим», и «малым» операторам. «Большой тройки» было экономически выгоднее строить сети LTE в диапазоне 1800 МГц, чем в выделенном специально для данной технологии диапазоне 2,5-2,7 ГГц.

Tele2 к тому моменту заключило альянс с «Ростелекомом» и получил федеральный пул 3G- и LTE-частот. Но вместе с этим оператору от «Ростелекома» достался и большой спектр неиспользуемых частот в диапазоне 1800 МГц. Поэтому Tele2 принял решение строить LTE-сети преимущественно в диапазоне 1800 МГц.

Принцип технологической нейтральности позволил выйти в LTE и региональным операторам. В частности, свои сети в этом стандарте запустили екатеринбургский «Мотив» и «Таттелеком» из Татарстана. Правда, региональным операторам в одном вопросе потребовалась поддержка Минкомсвязи.

В 2013 г. корпорация Apple выпустила новые модели смартфона iPhone - 5S и 5C, поддерживающие российские диапазоны LTE. Однако услуги LTE на данных смартфонах первое время оказались недоступны для россиян: для каждого оператора Apple решила выпускать отдельную прошивку и начала соответствующий торг с операторами «большой тройки».

В итоге с крупными операторами Apple смогла договориться, чего нельзя было сказать об операторах региональных. В связи с этим Минкомсвязи начало разработку нормативного акта, обязывающего производителей смартфонов обеспечивать работу ввозимых в России устройств со всеми совместимыми российскими сетями связи. После этого Apple исправилась и сняла ограничения на работу LTE в выпускаемых для России смартфонах.

В 2014 г. принцип технологической нейтральности был расширен: ГКРЧ разрешила использовать для LTE частоты в диапазоне 900 МГц и 450 МГЦ (выдавались для сетей CDMA). Сетями стандарта CDMA-450 владел «Скай Линк».

Данная компания была приобретена «Ростелекомом», а затем передана Tele2. В 2016 г. Tele2 свернул CDMDA-сети, но бренд «Скай Линк» сохранился. Благодаря принципу технейтральности под этим брендом стали запускаться сети нового стандарта LTE-450. Особенностью данного стандарта является широкое покрытие и уверенный прием «в глубинке».

На открытии первой сети LTE-450 присутствовал Николай Никифоров. В 2017 г., ГКРЧ разрешила строить сети LTE в еще одном диапазоне - 2,1 ГГц (изначально данный диапазон предназначался для технологии UMTS, относящейся к третьему поколению сотовой связи).

«Горькая пилюля» для сотовых операторов

Одновременно с введением принципа технологической нейтральности, Минкомсвязи хотело усилить требования к сотовым операторам по покрытию территорий. В 2012 г. от оператора требовалось обеспечить покрытие LTE-сетями всех населенных пунктов с числом жителей от 50 тыс человек. Никифоров же через ГКРЧ хотел провести положение о том, что оператор, захотев воспользоваться технологической нейтральностью хотя бы на территории одного региона, будет должен обеспечить покрытие LTE-сетью всех населенных пунктов с числом жителей от 500 человек во всех регионах своего присутствия.

Сами сотовые операторы были против такой «горькой пилюли». Роскомнадзор также сомневался в праве ГКРЧ менять лицензионные условия. В итоге было найдено компромиссное решение. Оператор, воспользовавшись технологической нейтральностью в каком-либо регионе, должен будет покрыть LTE-сетью все населенные пункты с числом жителей от 10 тыс. человек. Требование будет касаться только конкретного региона, причем на его исполнение у оператора будет семь лет.

Тогда же, в конце 2013 г., ГКРЧ ввела общие требования к покрытию территорий для сотовых операторов. Операторы, использующие частоты в диапазоне свыше 2,2 ГГц, должна обеспечить покрытие всех населенных пунктов с числом жителей от 10 тыс. человек. Операторы, использующие частоты в диапазонах от 1 ГГц до 2,2 ГГц, должны обеспечить покрытие всех населенных пунктов с числом жителей от 2 тыс. жителей

Наконец, операторы, работающие с частотами в диапазоне ниже 1 ГГц, должны обеспечить покрытие населенных пунктов с числом жителей от 1 тыс. жителей. Данные изменения вступают в силу при получении новых лицензий, переоформлении или продлении срока действия старых лицензий, а также при желании оператора воспользоваться принципом технейтральности и перейти с одной технологии на другую.

Первые радиочастотный аукционы и миллиарды в госбюджет

Описанные выше ситуации показывали проблемы, вызванные непрозрачным распределением частот в России. Еще при министре связи Леониде Реймане частоты перестали выдавать на конкурсах. Вместо этого их выделяли отдельными решениями ГКРЧ, причем зачастую частоты получали «бумажные» компании с целью дальнейшей перепродажи.

Ситуация начала исправляться с 2007 г., когда еще при Реймане на конкурсах были выделены федеральные пулы частот для 3G, а также в ряде регионов частоты для GSM в диапазоне 1800 МГц. При Щеголеве прошли конкурсы на ряд региональных GSM- и WiMAX-частот.

Также еще при Щеголеве ГКРЧ решила более не выделять частоты конкретным операторам (за некоторыми исключениями). Никифоров такой подход полностью поддержал. Но он считал конкурсы не самым эффективным способом распределения частот и выступил за распределение частот на аукционах.

В этой связи был отменен ряд уже намеченных при Щеголеве региональных GSM-конкурсов. Минкомсвязи начало подготовку нормативной базы для проведения радиочастотных аукционов. При этом министерстве хотело проводить их самостоятельно, «отодвинув» от этого вопроса регулятора радиочастотного спектра - Роскомнадзор.

Утверждение нормативной базы растянулось на несколько лет. В итоге было решено, что аукционы будет проводить все-таки Роскомнадзор. Первый в истории России радиочастотный аукцион состоялся осенью 2015 г. Тогда разыгрывались частоты в диапазоне 1800 МГц на территории девяти регионов.

К тому моменту уже был введен принцип технологической нейтральности, соответственно, продаваемые частоты можно было использовать как для GSM, так и для LTE. Торги оказались оживленными, они продолжались несколько суток без перерыва. В итоге частоты забрали все крупнейшие операторы - «Вымпелком», МТС, «Мегафон» и Tele2, заплатив за частоты в общей сложности 6,3 млрд. руб., то есть в шесть раз больше их стартовой стоимости

В 2016 г. прошел новый аукцион - по распределению частот в середине диапазона 2,5-2,7 ГГц, который могут использоваться для технологии LTE-TDD. Здесь проблема состояла в том, что указанные частоты в большинстве случаев уже использовались ТВ-операторами стандарта MMDS.

Изначально планировалось разделить частоты на два федеральных лота. Победителям аукционам необходимо было выплачивать компенсацию данным операторам. Но большинство MMDS-частот принадлежала одному из потенциальных участников аукциона – МТС. Такой подход не устроил конкурентов и ФАС, так как получалось, что МТС будет платить компенсацию сама себе.

В итоге было найдено компромиссное решение: лоты были разбиты на федеральный и региональный (который состоял из отдельных лотов на 81 регион). Федеральный лот, как и ожидалось, ушел МТС. Региональные лоты разобрали «Мегафон», «Вымпелком» и, в регионах Урала, «Мотив». Всего в ходе аукциона было собрано 8,25 млрд. руб. при стартовой цене 5,88 млрд. руб.

Итоги обоих аукционов показали, что операторы готовы платить за частоты, а государство может на этом зарабатывать. Эксперты сразу же заговорили, что если уж второстепенные по значимости частоты пользуются таким спросом, то что бы было, если бы в 2012 г. государство выставляло федеральные LTE-частоты не на конкурс, а на аукционы.

Как сотовым операторам помогли экономить на строительстве LTE-сетей

Еще одна задача, которую смогло решить нынешнее руководство Минкомсвязи - это вопрос о совместном использовании сотовыми операторами инфраструктуры. Пассивная инфраструктура, в частности, сотовые башни, операторы уже давно строят «вскладчину», сокращая свои затраты.

Для совместного же использования активного оборудования - антенн, базовых станций и т.д. - нужны были регуляторные разрешения. К началу 2015 г. Минкомсвязи утвердило необходимую нормативную базу. После чего МТС и «Вымпелком» сразу же запустили проекты по совместному строительству в 36 российских регионах. Позднее «Вымпелком» и «Мегафон» договорились о совместном строительстве LTE-сетей на территории 10 регионов.

Следующим шагом стало совместное использование операторами радиочастотного спектра. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму, но его рассмотрение затянулось. Но Минкомсвязи смогло летом 2015 г. провести необходимые изменения через ГКРЧ.

После этого «большая тройка» сотовых операторов также перешла на новый уровень сотрудничества - совместное использование частот. В частности, «Вымпелком» и МТС договорились о таком подходе на территории 20 регионов.

Закон же, регламентирующий данный порядок, все-таки был принят в 2016 г. Возможного совместного использования активной инфраструктуры и частот позволяет сотовым операторам серьезно экономить на строительстве сетей LTE и позволит в будущем сэкономить на строительстве сетей 5G.

Стимулирующая методика оплаты радиочастотного спектра

К достижениям нынешнего руководства следует отнести и принятие новой Методики взимания платы за используемый радиочастотный спектр. Этот документ был принят в 2011 г. при прежнем министре связи Игоре Щеголева. Но первая версия методики предполагала взимание платы в зависимости от имеющихся у оператора числа радиоэлектронных средств.

Сотовым операторам это было невыгодно. Получалось, чем больше у оператора базовых станций и тем больше покрытие сети, тем больше ему надо платить. В 2012 г. Минкомсвязи подготовило изменения методики, согласно которым сотовые операторы будут платить не за каждое радиоэлектронное средство, а всю полосу частот.

Кроме того, специальным образом была изменения система коэффициентов, благодаря чему операторам стало выгоднее строить сети LTE (для таких сетей введена 90% скидка), а также сети в крупных городах. Кроме того, по предложению главы Роскомнадзора Александра Жарова были введены штрафные санкции для компаний, получающих частоты, но не использующих их – размер платы будет увеличиваться в 10 раз. Правда, поначалу Минюст отказывался регистрировать новый проект методики, но летом 2014 г. этот вопрос был окончательно решен.

За время руководства Минкомсвязи Николаем Никифоровым были проведены серьезные реформы в регулировании работы сотовых операторов. Впервые частоты начали распределяться на аукционах – это избавило от проблемы непрозрачной выдачи частоты и позволило бюджеты заработать 14,6 млрд. руб.

Был введен принцип технологической нейтральности, обеспечивший операторам большую гибкость при строительстве сетей и использовании новых технологий. Также операторы получили возможность серьезной экономии на строительстве сетей за счет появившихся возможностей по совместному использованию оборудования и объединения частот.

Была скорректирована и Методика оплаты радиочастотного спектра в пользу стимулирования использования новых технологий и отказа от невыгодной для сотовых операторов оплаты за каждое радиоэлектронное средство.

В то же время Минкомсвязи так и не решилось переписать Закон «О связи». Кроме того, в России сложилась олигополия четырех крупных сотовых операторов. Остальные проекты по строительству LTE-сетей в Москве или на федеральном масштабе были свернуты. Также остаются неиспользованным весь диапазон 2,3-2,4 ГГц и части диапазона 1,9 ГГц, а уже распределенные частоты в нижней части диапазона 800 МГц не могут быть запущены в работу.


На сайте работает сервис комментирования DISQUS, который позволяет вам оставлять комментарии на множестве сайтов, имея лишь один аккаунт на Disqus.com.


Сообщить об ошибке